Меню сайта
Зеркало

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Главная » Статьи » История, аргументы, факты. » Страницы политической истории Украины

Герой Степан Бандера.

В смерче захватнической, кроваво-мутной европейской политики гитлеровского режима Германии, пропитанной духом нацизма и народоненавистничества, Степан Бандера – фигура довольно заметная. И вполне понятно, что по своим убеждениям и воззрениям он полностью соответствовал духу времени. Настолько, что сумел выделиться даже на фоне известного «народолюбца» Адольфа Гитлера. Это нужно было постараться!

Так каков истинный Степан Бандера без густой ретуши наших
«национальльно свидомых» граждан, в основном проживающих на территории бывшей польской Галиции. Они считают себя «справжнимы украинцямы». Для них осиянный Вождь ОУН-УПА – символ «геройства и мученичества» за «неньку» Украину.

 

Но для населения остальной Украины и народов соседних стран его имя связывают, прежде всего, с поджогами, диверсиями, грабежами, убийствами, пытками и клиническим садизмом по отношению к тем, кто не хотел жить под национал-шовинистской бандеровской диктатурой. 

То, что Степан Бандера вырос фанатичным украинским нацистом
«заслуга», прежде всего, принадлежит семье. Он родился в январе 1909 года на Прикарпатье (территория Австро-Венгрии). Его отец был правильный униатский священник Андрей Бандера.

 Правильный он, особенно в духе нынешнего времени, потому, что придерживался уже тогда выраженных украинофильских взглядов в противовес объединительным с Россией «москвофильским», которые в то время поддерживались большинством русинского населения австрийской Галиции. Мать, Мирослава Глодзинская, также из семьи правильного униатского священника.

 В доме царила атмосфера т. н. украинского патриотизма, и на стене висели портреты гетманов Выговского, Дорошенко и Мазепы – любимые исторические персонажи «новой правильной истории». Между ними Христос, которого по «славной» традиции украинофилов Австро-Венгрии художник тоже обрядил в казацкие шаровары с желто-голубыми лентами.

 Отец в 1918-1920 годах принимал активное участие в антирусском по сути т.н. украинском движении с националистическим душком, воевал в Украинской галицкой армии в качестве капеллана.

Это т. н.
«украинское движение» в Галиции явилось прямым порождением Австро-Венгерской империи для борьбы с тягой местного русинского населения к России и москвофильской партией, регулярно побеждающей на выборах.

 

Поэтому еще в сороковых годах с австрийского благословения под политическим руководством польских помещиков начало развиваться украинское движение, деятели которого спешно выпекали «нову галицьку литерацьку мову», образовали «народную» партию в противовес объединителям-москвофилам. В новом языке русские и древнеславянские слова в массовом порядке заменялись словами из немецкого языка, латыни, полонизмами или просто выдумывались.

 

Как замечает Н. Ульянов (труд «Происхождение украинского сепаратизма») «расизм и русофобия в том виде, в каком их исповедуют галицийские шовинисты, была получена в законченном виде от поляков». У поляков был повод, чтобы ненавидеть Россию, и они стремились напакостить ей везде, где можно. Похоже, и сегодня мало что изменилось. 

Эта кипучая деятельность проходила под девизом
«Разделяй и властвуй». «Поляки, истинные хозяева Галиции, поняли, что полонизация галичан в условиях Австрийской империи – дело нелегкое. Украинизация сулила больше выгод; она не столь одиозна, как ополячивание, народ легче на нее подастся, а, сделавшись украинцем – уже не будет русским». Это было главным, и идея украинизации венскому правительству понравилась.
 
Сын стал достойным продолжателем дела отца и, учась в Стрыйской украинской гимназии, зачитывался Донцовым, идеологом украинского нацизма, прошел через горнило галицийского
«гитлерюгенда» – подростковые украинско-нацистские организации «Пласт» и «Сокол». В 16 лет вступил в УВО, с 1929 года называется ОУН, и стал фанатически предан ее проводнику Евгену Коновальцу.

 

«Общеизвестный факт, что ОУН с самого своего основания была организацией тоталитарной, фашистского толка. Глава этой организации Е. Коновалец имел такие же всевластные полномочия как фюрер НСДАП. Его любое решение имело силу закона и не подлежало обсуждению…

 

Такие же полномочия имели и нижестоящие оуновские «проводники». …Что привело к кровавым чисткам как внутри самой ОУН, и к «межпартийным» разборкам (после раскола ОУН на ОУН-Мельника и ОУН-Бандеры)» («Документы изобличают», стр. 12).

 

Вот характеристика ОУН известного националиста Остапа Луцкого: «Ее творцы из многих интерпретаций и определений национализма избрали только те, которые отождествляют национализм с экстремизмом, ибо насилие, террор и саботаж избрали как средство борьбы за будущее народа».


В такой организации фанатик Бандера пришелся ко двору и сделал быструю карьеру. В середине 1933 года он уже стал руководителем краевой экзекутивы ОУН и краевым комендантом УВО. В те годы проявил себя мастером политической интриги и умелым организатором многих террористических акций. И в июне 1934 года был арестован за организацию убийства Бронислава Перацкого, министра иностранных дел Польши.

 

Показательно, что этот теракт он провел вопреки воле Коновальца, который запретил всякие подобные деяния по причине принятия польско-немецкого соглашения. Ведь уже в то время ОУН активно сотрудничала с Абвером и другими спецслужбами Германии, находилась на их содержании. Лидерские амбиции при возрастающем авторитете налицо и вокруг него в организации быстро формировалась генерация молодых и мятежных.

 

Именно эта генерация после смерти Коновальца в 1938 году активно включилась в борьбу за власть, что и привело к расколу с настоящими гангстерскими войнами по всей Европе. В результате к 1941 году образовались две ОУН, и оба вождя уже получали по 2,5 млн. марок в год и были агентами абвера.

 

Мельник стал агентом "Консул-1", а Бандера имел кличку "Серый". Мельниковцев охотнее использовали в легальной администрации и полиции, а бандеровцев – для конспиративной диверсионно-агентурной и террористической работы на советской территории. 

О том, что выбор сделан правильный, свидетельствуют главные решения
«великого сбора» ОУН-Б в апреле 1941 года: «Свержение большевистского режима на Украине; углубление связей с государствами – противниками коммунизма (Германией, Италией, Японией); координация действий с германской армией в тылах Красной армии, воспитание и подготовка кадров, в том числе и военных».

 

Из бандеровцев был сформирован украинский карательный спецбатальон СС «Нахтигаль», причем имени Бандеры, за которым не одна тысяча уничтоженных мирных жителей Галиции. Из них же были сформированы три походные группы ОУН, около 4000 функционеров, для организации администрации, полиции и военных подразделений на оккупированной гитлеровцами территории Украины. Но затея провалилась, так как население не пошло на поводу бандеровской пропаганды и считало их приспешниками гитлеровских оккупантов.  

Почему как убийц и карателей использовали именно Бандеру и его ОУН? Вот характеристика личности Бандеры от полковника Абвера Э. Штольце:
«Бандера по характеру энергичный, карьерист, фанатик и бандит».

 А вот характеристика М. Матвиенко, начальника службы безопасности ОУН: «Даже по трупам своих наиболее близких друзей и работников старается удержаться во главе провода ОУН. Бандера очень упорный и бесшабашный в проведении в жизнь своих планов и намерений. …Ненавидит людей с другими взглядами, и скоро освобождает их от занимаемых важных должностей».

 Иван Кедрык-Рудницкий свидетельствует об истинных антипатиях: «Бандера смертельно страдал двумя болезнями: антиполонизмом и антикоммунизмом».

 Антигерманизма не числится. Впрочем, и взяться-то ему было неоткуда. И подельников Бандера выбирал соответственно, поэтому получилась отличная банда беспринципных убийц и садистов.  

Они под руководством Ярослава Стецько прибыли во Львов вместе с карателями
«Нахтигаля» в обозе передовых частей вермахта и вечером 30 июня после массовых расстрелов поляков и евреев провозгласили «самостийну Украину». Уже пункты Акта провозглашения Украинской державы неоспоримо свидетельствуют об откровенном сговоре «настоящих патриотов Украины» и германских нацистов, построении государственности на гитлеровских штыках.

 Прочитаем: «3. Новопостаюча Українська Держава буде тісно співдіяти з Націонал-Соціалістичною Великою Німеччиною... Українська Національна революційна Армія ... боротисьме дальше з Союзною Німецькою Армією проти московської окупації за Суверенну Соборну Державу і новий лад у цілому світі».

 Так может Бандера был не согласен с этими пунктами? Однако, на это не похоже. Главный оуновец писал: «Кое-кто упрекает меня, что во время Акта 30 июня 1941 года были использованы выражения и жесты, доброжелательные по отношению к Германии».

 И тут же пояснял, что это не «кокетство», а «большая политика во имя Украины и народа». А в 1948 году в статье «Слово к украинским националистам-революционерам» он при каком-то там мифическом условии почитания государственной независимости выражал «…готовность к дружеским взаимоотношениям и к общей войне против большевистской России и только против нее». 

Невыполнимость условия он понимал прекрасно:
«Было ясно, что гитлеровская Германия не дает положительно отнестись к делу государственной самостоятельности Украины…» Но на «общей войне» это никак не отразилось.

 Вот цитата из документа ОУН «Условия сотрудничества с Германией», конец 1941 года: «УВО, а позже ОУН под руководством Евгена Коновальца с начала своего существования сотрудничала с Германией против Польши и Москвы… Здесь было много жертв, но… ОУН идет на сотрудничество с Германией, убежденная в необходимости немецкого сотрудничества с Украиной». 

Отдельная тема как сизокрылый сокол Бандера
«мучился» в немецких застенках. Полковник Абвера Эрвин Штольце в мае 1945 года говорит об этом так: «В августе 1941 года Бандера был арестован и содержался нами (некоторое время) на даче в пригороде Берлина под домашним арестом.

 Аресту послужил тот факт, что он в 1940 году, получив от Абвера большую сумму денег для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против Советского Союза, пытался их присвоить и перевел в один из швейцарских банков».

 В середине сентября он и бандеровское руководство были арестованы снова. В. Масловский пишет об этом так: «Бандера, как и его 300 самых близких сообщников сидели в Заксенхаузене в особом лагере, «только для избранных». Он находился в номере 73 бункера Целенбау в условиях почти люкса. Не страдали от неудобств и другие». Бандеру приберегали для будущего.

Вот со своими врагами гитлеровцы не церемонились. Эрнста Тельмана, например, убили и сожгли в крематории Бухевальда. Но Бандера – не Тельман, и в сентябре 1944 года произошел уникальный случай в практике гитлеризма: вместе с 300 сообщниками он был освобожден из концлагеря.

Офицер Абвера Зигфрид Мюллер рассказывает, что после этого Бандера «получил под Берлином дачу от отдела 4-Д гестапо» и «с тех пор находился под персональным наблюдением и работал по указаниям вновь назначенного начальника отдела 4-Д оберштурмбанфюрера СС Вольфе. В том же месяце (декабре 1944 года) Степан Бандера прибыл в распоряжение «Абверкомандо – 202» в г. Краков и лично инструктировал подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА».

 А теперь факт, тщательно скрываемый фальсификаторами истории: «Бандера имел указание… собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступающих частей Красной армии. Бандера создал отряды украинских националистов, которые действовали в составе фольксштурма, а сам бежал. Он покинул дачу отдела 4-Д и выехал в Веймар».

 Особенно любопытно эти деяния смотрятся в свете гибели в гитлеровском концлагере двух братьев Бандеры – о симпатиях «героя» двух мнений быть не может. 

После этого к лику болесного страдальца за
«неньку-Украину» добавлять уже ничего и не нужно. Свое истинное лицо он показал без стеснения. Вот разве что после поражения германского хозяина, успешно продал ОУН новому – американскому. И на деньги бывших т.н. «союзников» истязал и лил кровь галицких соотечественников и жителей послевоенной Польши.

 Вот только непонятно: «Какую «незалежность» соборной Украины он там отстаивал?» Таков настоящий портрет Бандеры, без «свидомой» лакировки, лжи и ретуши.

 

Георгий Геращенко, Единая Русь

Категория: Страницы политической истории Украины | Добавил: Любовь (13.01.2011)
Просмотров: 2384 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Advertising
Advertising

Copyright MyCorp © 2018
  Рейтинг@Mail.ru