Меню сайта
Зеркало

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Главная » Статьи » Разное » Познавательное без напряга

Великий пост. Необходимость или развлечение?

Каждый год, приближаясь к Пасхе, мы проходим путем Великого поста. О том, каково церковное понимание поста, как мы можем построить свою жизнь в это время, говорилось в эфире радио «Град Петров» с участием его главного редактора протоиерея Александра Степанова и кандидата философских наук Марины Михайловой.

Марина Михайлова: В начале поста было бы уместно поговорить о наших ожиданиях и о требованиях Церкви к Великому посту. Мне кажется, что бытовые представления не всегда бывают правильными с точки зрения церковной традиции.

Протоиерей Александр Степанов: Если говорить о замысле Великого поста в церковной традиции, то он родился из жизни людей, которые готовились стать христианами. Пост был последним периодом в подготовке оглашенных, а этот процесс заключался не только в том, чтобы с ними проводились беседы, но во всем образе жизни. Люди должны были усваивать и осваивать христианство, должны были всеми своими чувствами готовиться к великому таинству вступления в Церковь. Именно для этого и был изначально установлен пост. Крещение в первые века было актом, в котором участвовала вся Церковь, а не индивидуальным событием. Здесь мы видим страшное искажение в сознании современных людей. Часто говорят: «Я хотел бы креститься, но чтобы никакого народа вокруг не было». Крещение воспринимают как акт личный: в моей жизни что-то происходит и это никого не касается. Понимание, что это дело всей Церкви, совершенно отсутствует. Индивидуализм в сознании укоренился так прочно, что вытеснил подлинное переживание соборности и общинности жизни, хотя изначально это присутствовало как главное ощущение пребывания человека в Церкви - чувство, что он не один, что это Тело Христово. Каждый год, когда совершалось массовое крещение, - а это было перед крупными церковными праздниками, - члены Церкви переживали это как воспоминание своего крещения. Постепенно начинало входить в практику пощение вместе с оглашенными, чтоб заново пройти путь вхождения в Церковь. Сейчас мало кто воспринимает Великий пост как воспоминание о собственном крещении, потому что крещение часто воспринимается как личное дело.

М. Михайлова: С другой стороны, всякая Пасха - это момент обновления церковной жизни, мы возвращаемся к истоку нашей веры.

Прот. А. Степанов: Безусловно. И было бы неплохо, чтобы в сознании людей это связалось с их крещением: Пасха - и мое соединение с Церковью. Даже если человек крестился не на Пасху, эта духовная связь все равно существует, и она должна так переживаться.

М. Михайлова: Таинство Крещения представляет собой вхождение в тайну Христа, Его смерти и воскресения: «Если мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним» (Рим. 6, 8).

Прот. А. Степанов: Да, эта мысль очень важна и связывает Крещение с Пасхой самым непосредственным образом. Это главная тема Великого поста, если на него взглянуть глазами людей первых веков. Конечно, и ограничение в пище важно для духовной жизни, потому что, как мне кажется, современные люди склонны слишком умозрительно понимать свою веру. А телесный пост - это вполне конкретное дело, то есть вполне чувствительное, реальное ограничение нашей жизни. Одно дело в период гонений: в первые века или в советское время, вступая в Церковь, человек понимал, что он подвергается опасности и может создать угрозу всей своей семье. Теперь ровным счетом никакой опасности нет: крещение тебе ничего ни прибавляет, ни убавляет с точки зрения социального положения. Поэтому люди крестятся, не слишком-то и задумываясь. Испытать свою веру даже таким не слишком тяжелым подвигом постных ограничений очень полезно.

Слушательница: Что делать с духовным оцепенением, когда нет сил даже на молитву?

Прот. А. Степанов: Этот вопрос связан с психологическим состоянием верующего человека. Конечно, каждый из нас переживает период того, что называется «окамененным нечувствием», унынием, которое не есть унывание в бытовом смысле. Например, когда монаху не хочется молиться, он возьмет - пройдется по келье, выйдет на воздух, послушает птичек, а там, глядишь, и полдень, обедать пора. В аскезе именно это называется состоянием уныния, когда человек не может себя подвигнуть, поставить перед Лицом Божиим. Это переживают абсолютно все люди. Посты премудро установлены Церковью в определенном ритме, а ведь наша жизнь вся ритмизована, все подчинено определенной периодике. Для нас полезно состояние духовного напряжения, внутреннего делания, но ведь человек не может быть все время натянутым, как струна, находиться в состоянии предельно нажатой педали, как говорил отец Александр Шмеман. Он может в какие-то моменты жизни именно так жить, а в какие-то моменты необходимо ослабить вожжи. Ритм постов как раз рассчитан на то, что человек может на некоторое время усилить свою духовную жизнь, но постоянно жить в таком напряжении не свойственно нашей падшей природе. Расслабленные состояния бывают, на них надо смотреть как на некую данность, хотя мы не должны с этим мириться. Встает вопрос, когда нам становиться на молитву: когда у нас есть силы и желание или мы должны понуждать себя к этому. Опытные в молитвенном деле отцы Церкви говорят, что понуждать себя совершенно необходимо, нельзя все оставлять так. Да, эта молитва может получиться очень сухой, но не надо судить свою молитву. Понятно, что мы должны пропустить через себя смысл тех слов, которые мы произносим. Если мы это делаем, то, как правило, наше сердце тоже начинает отзываться на эти слова. Иногда получается, что плохо отзываются и даже сознание наше отключается.

М. Михайлова: Но, может быть, это наше усилие зачтется?

Прот. А. Степанов: Совершенно верно. Господь не хочет взять от нас того, что мы не можем дать. Но мы можем зажечь лампадку, встать перед иконой и прочитать сколько-то молитв. Это, как лепта бедной вдовы из Евангелия, будет принято Господом Богом.

М. Михайлова: Великий пост - это как солдат на посту: хочешь или не хочешь, но если твоя очередь, то ты должен. И в то же время период поста - это не только большое напряжение. Для меня пост - это благоприятное время, я его жду. Может быть, пост - это не только напряженность и собранность, но еще и территория радости и тишины, которая нужна для подготовки к Пасхе?

Прот. А. Степанов: Конечно, я полностью с Вами согласен, что пост - это не время лишений, хотя его зачастую воспринимают именно так. Вот мы насупимся и ходим «постимся». Сам Христос говорил, что этого делать не надо, что это время радости. Когда вы чувствуете, что вы живете так, как вам естественно жить, становитесь самим собой, - это и есть правильное ощущение поста. В нашем храме святой великомученицы Анастасии Узорешительницы на первой неделе Великого поста мы стараемся служить все службы суточного круга без сокращения. Когда еще, как не в пост, ты можешь себе позволить погрузиться в эти замечательные тексты? И действительно: душа пробуждается. Это совершенно иное качество жизни. Это постный образ жизни, и что-то сладостнее этого придумать даже трудно.

М. Михайлова: Мы говорили о молитвенном режиме, который более обширным будет в Великий пост, говорили, что все-таки имеет значение то, что мы едим и чего не едим. Мне кажется, что для современного человека краеугольный камень поста - это выключить телевизор и перестать болтать. Наш внутренний мир разрушает прежде всего агрессивная речь, которую мы воспринимаем некритично. Можно было бы выключить телевизор на семь недель Великого поста?

Прот. А. Степанов: Это очень хорошо - выключиться из привычного информационного потока, который нас окружает. Конечно, бессмысленное сидение перед телевизором и смотрение сериалов - это ненужное занятие. Человек должен достичь внутренней тишины, чтобы вернуться к себе и к Богу..

М. Михайлова: Другой момент, на который следует обратить внимание в связи с великопостным образом жизни, - это молчание по отношению к своим ближним. Когда мне приходится смотреть, как люди общаются друг с другом, например родители со своими детьми, я вижу постоянное вторжение в жизнь другого. Пост - это время, когда уместно и свою жизнь, и жизнь детей отдать в руки Божии, на короткое время перестать их тыкать в спину и посмотреть, что будет. Мы говорили, что Великий пост - это путь упражнений, самоограничения. К чему нас готовит Великий пост? К чему мы должны стремиться?

Прот. А. Степанов: Понятно, что весь этот период заканчивается Пасхой. В конце поста должно быть ощущение чего-то выполненного, но, к сожалению, чаще всего это ощущение чего-то невыполненного. У меня всегда есть ощущение сожаления, что я бездарно провел это прекрасное время. Мы всегда делаем меньше, чем хотели бы, и рождается желание в следующий раз исполнить больше.

М. Михайлова: Как маленькие дети говорят себе, что в новой тетради не будет кляксы.

Прот. А. Степанов: Да, Великий пост - это всегда новая страница, которую хочется не запачкать, не замарать. Пасхальная радость, думаю, не прямо зависит от того, как провел пост, так же как переживания священника во время Литургии не зависят от того, как он подготовился к ней. Пасха изливается Божией милостью на нас. Она всегда предельно радостна. То, что мы не сделали, не дотянули, здесь исполняется, причем видно, что это не мы дотягиваем, а Бог нас дотягивает до Себя.

Категория: Познавательное без напряга | Добавил: Любовь (02.03.2011)
Просмотров: 257 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Advertising
Advertising

Copyright MyCorp © 2017
  Рейтинг@Mail.ru