Меню сайта
Зеркало

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Главная » 2011 » Июнь » 14 » Критика пенсионной реформы.
22:00
Критика пенсионной реформы.

Кабмин «родил» новый законопроект о пенсионной реформе. Поводов для спешки было предостаточно. Один из самых серьезных – угроза невыполнения обязательств перед МВФ и, следовательно, угроза неполучения очередной «порции» миллиардов от Фонда.

«Обозреватель» попросил оценить данную законодательную инициативу с экономической, политической и социальной точек зрения известных экспертов: первого заместителя министра труда и социальной политики Украины в 2005-2010 годах Павла Розенко и старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Максима Бороду.

 

11 пунктов нововведений ужесточили пенсионную реформу

Павел Розенко: Эпопея со всенародным обсуждением пенсионной реформы в Украине превратилась в фикцию, потому что ни одно принципиальное и существенное замечание, которое высказывали эксперты, ученые, представители профсоюзов и общественных организаций фактически не было учтено. Более того, ни один пункт резолюции парламентских слушаний в отношении пенсионной реформы не был учтен.

Идеология, суть, основные постулаты пенсионной реформы остались неизменными. Все нормы предыдущего одиозного законопроекта остались без изменений. А это такие спорные вопросы, как повышение пенсионного возраста, увеличение страхового стажа на 10 лет, изменение формулы начисления пенсий.

Если внимательно проанализировать все 11 пунктов правительственных изменений, становится очевидным, что некоторые из них делают пенсионную реформу еще более жесткой для определенных категорий граждан.

 

Пенсионная реформа – косметическая процедура, а не революция

Максим Борода: Коллега сказал, что пенсионная реформа остается достаточно жесткой. Мне бы хотелось сказать, что, по моему мнению, она слишком мягкая. Все эти изменения и нововведения преимущественно косметические по своей сути. Они не изменяют основную идею реформы.

Реформа не направлена на разрешение основной проблемы в состоянии пенсионного обеспечения, а, скорее, направлена на устранение определенных симптомов или возможных осложнений. Например, приостановка сотрудничества с МВФ или постоянно увеличивающийся дефицит Пенсионного фонда и возможные сложности с выплатой пенсий. Но основная проблема пенсионного обеспечения, которую эта реформа не решает, состоит в том, что существующая пенсионная система не отвечает текущим политическим, экономическим и социальным реалиям.

Что касается изменений, предложенных в новой редакции пенсионной реформы. Сохраняются нормы в отношении повышения пенсионного возраста – и это позитив, потому что, безусловно, повышать его необходимо. Позитивом также является то, что более гибкой сделана система перехода к большему пенсионному возрасту. Действительно, люди должны быть заинтересованы как можно дольше оставаться экономически активными.

 

Спецпенсии ограничили, чтобы снять все ограничения?

Павел Розенко: Ограничение максимальных пенсий носит преимущественно пиар-характер. Ведь на сегодняшний день существует, как минимум, три решения Конституционного суда, которые уже отменили попытки установить ограничения на сверхвысокие пенсии. Поэтому правительство сегодня ничем не рискует. Внося эти нормы в законодательство, оно прекрасно понимает, что КСУ все-таки отменит их. И получится ситуация, когда чиновников эта реформа фактически не затронет, а страдать от нее будут самые малообеспеченные граждане. Поэтому надо принимать принципиальное решение: либо мы устанавливаем доплату всем гражданам, которые достигли определенного страхового стажа, либо, если на это нет средств, не устанавливаем ее никому.

Максим Борода: Действительно, неоднократно был прецедент, когда ограничивали высокие пенсии тем, кому они уже начислены, но Конституционный суд принимал решение о том, что это неконституционно. Поэтому вполне логично допустить, что это просто пиар-ход правительства для того, чтобы выполнить или имитировать исполнение определенных политических обещаний.

 

Пенсионный возраст для женщин и исторические параллели

Максим Борода: Пенсионный возраст, который сегодня установлен в Украине, был введен еще в 1928 году и с того времени не менялся. То же самое касается и разницы в 5 лет между пенсионным возрастом женщин и мужчин. Он был заимствован из опыта Германии XIX века. В средней немецкой семье того времени жена была на 5 лет моложе мужа, и эта норма была введена для того, чтобы муж и жена одновременно выходили на пенсию. Так почему это до сих пор сохраняется у нас? Не понятно.

Следующий вопрос: у нас пенсионеры имеют возможность работать, в том числе и в бюджетной сфере, и получать стопроцентную и зарплату, и пенсию. Таким образом фактически государство дважды содержит одного и того же человека. Безусловно, государственные зарплаты и пенсии мизерные, но все-таки ситуация не улучшится, пока эта абсурдная норма не будет устранена.

Солидарная система пенсионного обеспечения, которая до сих пор у нас функционирует и до сих пор является основной всей пенсионной системы, наполняется преимущественно за счет взносов работодателей. Но в условиях рыночной экономики она не может работать эффективно, потому что работодатели не заинтересованы платить за своих работников эти взносы, их не интересует, какую пенсию будут получать люди. То есть люди должны сами платить взносы и быть заинтересованными в том, чтобы получать легальную зарплату.

Павел Розенко: Вся риторика вокруг повышения пенсионного возраста для женщин сегодня сводится к историческим параллелям. Почему надо повышать возраст? Ну потому что надо! Надо!

Сегодня правительство так и не привело обществу четких, жестких аргументов, почему нужно повышать пенсионный возраст для женщин. Ни расчетов, ни подробного анализа и, самое главное, правительство не показывает никаких перспектив – что изменится для женщин, если они будут выходить на пенсию на 5 лет позже. Правительственный законопроект не дает никаких преференций для женщин. Это основная проблема. Никто не хочет говорить аргументами – одни лозунги и исторические параллели, которые сегодня не работают.

 

Каждый новый пенсионер не досчитается, как минимум, 220 гривен

Павел Розенко: Есть две нормы, которые очень опасны для каждого гражданина Украины. Из пенсии каждого гражданина будет изъято, как минимум, 220-250 гривен. Речь идет о норме об увеличении страхового стажа на 10 лет и об изменении формулы начисления пенсии.

Увеличивая обязательный страховой стаж на 10 лет, правительство из стажа каждого человека забирает 10 лет превышения стажа. Сегодня за превышение стажа предусмотрена надбавка к пенсии. За 10 лет эта сумма будет примерно равна 80 гривнам. Значит, 80 гривен «минус» из каждой пенсии исключительно за счет этой нормы.

Если сегодня в базовом расчете пенсии присутствует величина средней заплаты по Украине за последний год, то правительство, не приводя никаких аргументов, предлагает изменить формулу и взять заработную плату за три последних года. Средняя зарплата по прошлому году составляет около 2000 гривен, средняя зарплата за 3 последних года составляет порядка 1700 гривен. Следовательно, из каждой пенсии только на основе этой нормы забирается примерно 250-300 гривен. 300 гривен из базы – это 150-170 гривен из каждой пенсии. Таким образом только на этих двух нормах у пенсионера забирается, как минимум, 220-250 гривен.

 

Документ, не имеющий права на существование, рассмотреть и отклонить

Павел Розенко: Что делать дальше? На мой взгляд, Верховная Рада должна проявить жесткую принципиальность в оценке пенсионной реформы в Украине. Сегодня нет никакого смысла возвращать без рассмотрения этот законопроект правительству. Его надо рассмотреть и отклонить. Но при этом парламент должен дать политическую оценку действиям правительства.

Пенсионную реформу, безусловно, надо проводить. При ее отсутствии страдает не только каждый гражданин Украины, но и авторитет страны. МВФ фактически приостановил сотрудничество с Украиной, поскольку не выполняется главное условие – проведение пенсионной реформы. Таким образом сегодня президенту Украины надо принимать серьезные решения и оценивать деятельность правительства за фактическое блокирование реформ за последние 15 месяцев.

«Обозреватель»: По прогнозам Сергея Тигипко, законопроект будет принят с вероятностью 99%. Вы согласны с этим?

Павел Розенко: С вероятностью 99% этот документ не имеет никаких перспектив на прохождение в Верховной Раде. Сегодня всем народным депутатам необходимо понять, что такой документ не имеет права на существование. Этот документ является недееспособным и некомпетентным, который еще больше разбалансирует пенсионную систему и делает ее еще более несправедливой.

подробно в

http://www.obozrevatel.com/politics/pensionnaya-reforma-kak-kosmeticheskaya-protsedura.htm


Категория: Пенсионная реформа | Просмотров: 860 | Добавил: Любовь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Advertising
Advertising
Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг@Mail.ru