Меню сайта
Зеркало

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Главная » 2011 » Март » 10 » Диплом магистра.
09:03
Диплом магистра.

Необходимость получения образования уровня магистра (диплом магистра), а также некоторые аспекты Болонского процесса о двухступенчатой системе образования прокомментировала в интервью директор центра последипломного образования Дударь Зоя Владимировна.


—Сейчас нередко можно слышать о том, что будущее украинского образования связывается с так называемым Болонским процессом. Расскажите, пожалуйста, что это такое?

Дударь З.В.: В 1999 году 19 июня в Болонье была подписана декларация "Европейское пространство высшего образования", как совместное заявление министров образования ряда стран на создание единого образовательного пространства. Болонский процесс это один из тех процессов общеевропейского масштаба, которые ведут к созданию единой Европы. 
Сопоставимые процессы – создание экономической зоны евро, Шенгенской зоны безвизового передвижения граждан ЕС и т.п. Но за этим кроется, как всегда, противостояние двух тенденций – глобализации и регионализации, и, как известно, не все страны в это включаются. 
Болонская декларация была принята в 1999 году министрами образования нескольких европейских стран и содержала заявление о том, что к 2010 году эти страны возьмут на себя ряд обязательств. На данный момент Болонский процесс уже вышел за рамки Европейского союза. На закончившейся в Берлине очередной конференции к Болонской декларации к 40 странам уже присоединились Россия, а также Андорра, Босния и Герцеговина, Ватикан, Македония, Сербия и Черногория.

—Болонская декларация касается только высшего образования?

Дударь З.В.: В общем, да, хотя само понятие образования, по признанию ЮНЕСКО, в наше время кардинально изменило свой смысл. Речь идет теперь не о каком-то особом этапе жизни, когда человек учится перед началом самостоятельной трудовой деятельности, а о едином непрерывном образовании, которое длится всю жизнь.

—В чем суть "болонизации" системы образования?

Дударь З.В.:Болонская декларация предполагает четыре главных положения: 
1) введение двух уровней высшего образования. Например, "бакалавр" и "магистр", хотя национальные варианты этих терминов могут звучать и иначе; 
2) накопительная система начисления зачетных баллов ("кредитных пунктов"), так называемая European Credit Transfer System (ECTS). Смысл ее в том, чтобы студент мог слушать курсы последовательно в разных университетах Европы, причем хотя бы один семестр он обязан провести в вузе другой страны; 
3) университетский диплом любой страны-участницы Болонского процесса должен к 2010 году признаваться во всех других странах, подписавших декларацию; 
4) свободная миграция трудовых ресурсов, равенство прав граждан разных стран при приеме на работу.

—Таким образом, суть Болонского процесса состоит даже не столько в реформировании образования, сколько в реформировании рынка труда?

Дударь З.В.: Да, в конечном счете, дело обстоит именно так. И это может иметь большие политические последствия. В частности, резко изменится ситуация с нынешними европейскими диаспорами. Если мигрант будет владеть языком страны, в которой он проживает, и будет иметь конвертируемый диплом, работодатель легко предпочтет его местному жителю, поскольку у него могут быть более скромные запросы.

— Но в результате этого утечка мозгов, скажем, из нашей страны достигнет пика?

Дударь З.В.: Не стоит драматизировать ситуацию. В сущности, это стимулирует развитие национальных образовательных ресурсов и рынков труда, ведь нам придется, наконец, более активно создавать у себя условия, препятствующие оттоку мозгов. Кроме того, с введением в действие "болонских условий" найма на работу скорее всего начнется "приток мозгов" из стран третьего мира в Украину – это тоже вызовет целый спектр последствий, в том числе, думаю, и позитивные

— Идея двухступенчатого высшего образования в Украине вызывает очень много вопросов, ведь наш рынок труда традиционно рассчитан на одноступенчатую систему?

Дударь З.В.: Действительно, так до сих пор устроено наше трудовое законодательство, потому-то переход к двухступенчатой системе чаще всего ассоциируется с ломкой традиций отечественной высшей школы. 
На самом деле, эта проблема ненова. Еще в 70-е годы было предложение ЮНЕСКО о введении в Советском Союзе двух степеней для выпускников вузов. Это происходило в рамках тогдашней политической тенденции к разрядке и европейскому сотрудничеству. Тогда наше министерство от этого отказалось, и правильно - это наверняка было бы сделано торопливо, необдуманно. 
В начале 1992 года министерство образования все-таки сделало этот шаг. Положение было просто безумное - параллельно существовали две системы образования: традиционная - одноступенчатая (пять лет и "специалист" на выходе) и двухступенчатая (четыре плюс два года - "бакалавр" и "магистр", соответственно). Абитуриент в 17 лет должен был выбрать, по какой линии он будет учиться, причем переход с одной на другую был невозможен. 
К 1995 году выяснилось, что существование параллельных (и, самое главное, - исключающих друг друга!) моделей образования непродуктивно и накладно, и тогда возникла диспозиция не менее странная. Четыре года все студенты должны были учиться фактически по общему плану, после чего могли выбрать одну из трех возможностей: уйти из вуза бакалаврами, проучиться еще год и стать специалистами, либо задержаться в студентах на два года и получить диплом магистра. Неразбериха только усилилась. Кадровики понятия не имели (и, кстати, до сих пор не имеют), кто такие бакалавры и отказывались брать их на работу на общих правах с другими выпускниками вузов. Магистранты же справедливо недоумевали, к чему учиться лишний (шестой) год, когда в аспирантуру по-прежнему можно было поступать и после пяти лет обучения с дипломом специалиста. Закончилось все мирно: студенты первого набора спокойно положили в карман никому не нужный диплом бакалавра, и все как один продолжили учиться по традиционной, пятилетней схеме. 
Итак, все получилось как всегда. На ветер были выброшены огромные деньги, причем совершенно безрезультатно, поскольку, например, из шести десятков университетов в России сегодня всего два-три (!) работают по двухступенчатой системе. Революционные преобразования 1992 года сами собою сошли на нет.

— Так нужно ли нам сегодня опять вводить у себя две ступени образования, как предписывает Болонская декларация?

Дударь З.В.: Конечно, нужно - другого пути в единую Европу просто не существует! Но нельзя забывать, что за годы необдуманных реформ само слово "бакалавр" приобрело у нас стойкий негативный ореол. Дело в том, что в 1992 году система бакалаврата вводилась у нас во многом по американскому образцу. В США степень бакалавра традиционно предполагает общее, неспециализированное образование. Бакалаврат ликвидирует пробелы школы, после чего студент продолжает свое обучение уже в соответствии с выбранной специальностью. У нас соотношение средней и высшей школы совсем иное. И потому-то произвольно придуманные в начале 90-х различия в подготовке специалиста и магистра объективно снижали качество образования. Чтобы из обычного пятилетнего учебного плана, рассчитанного на подготовку специалиста, скроить четырехлетний бакалаврат, нужно было изъять из него специальные, профильные курсы, а значит, искусственно задержать развитие студента на четыре года, отсрочить выбор профессии!

— Неудивительно, что эта попытка "американизации" вызвала негодование тех, кто дорожил традициями нашей высшей школы.

Дударь З.В.: Обе эти системы имеют свои достоинства и свои недостатки. Наша давала некий базовый минимум, предусмотренный госстандартом, но очень часто та же система жесткой стандартизации мешала лучшим студентам взять от университета максимум необходимого. В Америке наоборот – никаких гарантий для основной массы учащихся, но при этом лучшие ,в условиях гибкой системы самостоятельного выбора учебных курсов, добиваются успеха технологически более простым способом. 
В СССР долгие десятилетия существовало централизованное планирование, когда кто-то решал за студента - что, в каком порядке и в каких объемах он должен прослушать, чтобы стать классным специалистом. В Америке все наоборот, там господствует установка не на удовлетворение нужд "народного хозяйства" посредством принудительного распределения "молодых специалистов", а на удовлетворение образовательных потребностей личности. Сейчас последний лозунг принят и у нас, хотя на мой взгляд, на практике его воплощение даже не началось. 
Что же касается нынешнего Болонского процесса, то он возник, на мой взгляд, в иной исторической ситуации - в рамках наметившегося противопоставления (не борьбы, не конфликта!) образовательных систем континентальной Европы и Америки. При этом само слово "бакалаврат" в Европе имеет совершенно другой, "неамериканский" смысл – это не ликбез, устраняющий изъяны в общей эрудиции, а высшее специальное образование первой ступени, готовящее человека к самостоятельной профессиональной деятельности. 
В отличие от США, в Европе система бакалавр-магистр или "мастер", как говорят в Германии, перевернута – именно так, ни более ни менее. Там обучение идет не от общего ликбеза к специализации, а, наоборот, - от технологии к более широкому, в том числе менеджерскому образованию. И бакалавр это не человек с первоначальной эрудицией, который потом надстраивает над своим образованием какое-то конкретное технологическое умение. А - это человек, который за три-четыре года обучения уже подготовлен к функционированию на рынке труда. 
Что же у нас происходило в 90-х годах – давайте вдумаемся! Не научив бакалавров специальным предметам, мы думали, что их будут радостно принимать на работу?? То есть у нас была сделана попытка механического совмещения практически противоположных подходов – европейского и американского. Результат я вам только что описала. 
Нынешняя европейская модель высшей школы актуальна для развитых стран Запада именно потому, что там достаточно высок уровень базовой школьной подготовки. В этом Европа нам, безусловно, ближе, чем Америка. Однако в чистом виде для нас неприменимы обе системы. Наше традиционное одноступенчатое обучение так устроено, что очень трудно искусственно разделить технологическое, первоначальное образование и надстраиваемое над ним собственно университетское.

— Так значит нам нужно искать свой, специфический путь "болонизации"?

Дударь З.В.: Да. Я думаю, речь должна идти об осторожном пересмотре роли аспирантуры и второго высшего образования. Нужно создать гибкие стандарты второго уровня. Первый уровень, который у нас называется "специалистом", должен быть просто отождествлен с тамошним бакалавром. Мы можем несколько сократить этот первый этап образования (может быть, до 4,5 лет), но ни в коем случае не меняя при этом его сути, не лишая его комплексного характера. А дальше - должна быть постепенно пересмотрена система поствузовского образования. Это может быть либо второе высшее, либо аспирантура, либо и то, и другое.

— До 2010 года осталось так мало времени…

Дударь З.В.: Очень мало! Можно сказать - не осталось вовсе. Те, кто закончат вузы в 2010 году, должны уже в 2005 году поступить в полностью реформированные университеты. Значит, предполагается, что за год будет введена кредитная система освоения курсов, пересмотрены госстандарты высшего образования, коренным образом изменены условия найма преподавателей на работу и т.д. и т.п.

—Не получится ли так, что после 2010 года мы станем претендовать на конвертацию наших дипломов и на свободное движение наших кадров, а нам скажут: "А где же ваша реформированная система образования"?

Дударь З.В.: Очень может быть.

— Целое поколение может остаться без приличного высшего образования!?

Дударь З.В.: Не все так черно, идут и позитивные процессы. Как всегда они идут снизу. Некоторые коллективы ощупью, методом проб и ошибок движутся к тому, чтобы понять, каковы перспективы. 
И из всех четырех пунктов Болонской декларации самым привлекательным является пункт о конвертации дипломов. Сейчас в газетах и в Интернете полно объявлений о международных дипломах, но на самом деле это мистификация, потому что в западноевропейских странах дипломирование технологически совсем иное. Разная структура учебных планов и т.п. Но работа над этим ведется. 
Мне известно, что много делается в этом направлении в Высшей школе и у нас в университете радиоэлектроники. Факультет последипломного образования дает второе высшее образование, здесь учатся выпускники гуманитарных и технических ВУЗов. На мой взгляд, наш факультет перспективен именно потому, что образование здесь понимается как непрерывный процесс. Многие люди по разным причинам не удовлетворены соотношением своего образования и того рабочего места, которое они занимают. Один учился в провинции и теперь хочет пополнить образование во второй столице, другой смолоду сразу после вуза завел семью и детей, а теперь, когда они выросли, хочет продолжить образование, кто-то занимался узкоспециальной наукой, но ему хочется практики а, кто-то наоборот желает заняться наукой после долгих лет прикладной работы. 
Сегодня на рынке труда востребованы программисты и сетевые администраторы. Руководителю, далекому от специфики и квалификации IT- специалиста, желательно, чтобы эти две специальности были у одного человека, так как легче ставить задачи знающему специалисту, а также легче контролировать одного вместо двух трех человек.

Решение данной проблемы стоит в получении 2-х высших образований, но это дополнительное время и соответственно деньги. Студенту 4-го или 5- го курса направления компьютерные науки предоставляется возможность обучаться в дистанционной магистратуре на специальности Программное обеспечение автоматизированных систем.


Это своего рода социальная коррекция, а наш центр - место, где можно научиться меняться, переформулировать собственную профессиональную идентичность.

— Ваши выпускники становятся более успешными на рынке труда?

Дударь З.В.: Безусловно. У нас есть сведения обо всех выпускниках. Среди них переводчики, журналисты, ученые, преподаватели, медики. Нашего слушателя мы с самого начала воспринимаем как равноправного партнера, мы помогаем ему не перечень фактов запомнить, а самостоятельно разработать и реализовать качественный научный или прикладной проект. И при этом делаем упор на то, чтобы познакомить его с современными исследовательскими методами и технологиями, обновить его видение самого предмета науки.

— Очевидно, это возможно только на платной основе?

Дударь З.В.: В Украине дополнительное высшее образование платно по определению. Однако руководство университета ставит перед собой задачу, чтобы стоимость обучения была дифференцирована. 
В итоге студент получит диплом бакалавра и диплом магистра, что не противоречит болонскому процессу, а значит при любом дальнейшем развитии событий будущий специалист будет востребован на рынке труда не только на Украине, но и за рубежом, с единственной для него оговоркой – достаточное знание иностранного языка.

—По каким специальностям можно учиться в магистратуре?

Дударь З.В.: В нашем университете можно учиться в магистратуре по базовым направлениям. Однако наш центр занимается только дистанционной магистратурой по специаьности Программное обеспечение автоматизированных систем. Приглашаем всех желающих учиться.

Категория: Реформа высшего образования | Просмотров: 1160 | Добавил: Любовь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Advertising
Advertising
Copyright MyCorp © 2017

Рейтинг@Mail.ru